Художники — глаза человечества
(М. Волошин)

художник элеонора таранова

ОБО МНЕ

Я — художник. Мой путь к тому, чтобы называть себя художником, был долгим.

В детстве я любила рисовать и часами рисовала  даже на мебели и стенах. Но в школе я не получала высоких оценок по рисованию. Мне хотелось изображать то, что нравилось только мне и не подчиняться требованиям школьного учителя. Я рисовала героев мультфильмов и копировала рисунки других художников. 

Иногда мои друзья просили меня нарисовать что-нибудь. Был неудачный опыт рисования портретов моих одноклассников. Неудачный потому, что модели раскритиковали портреты, а я расстроилась и перестала заниматься этим. Потом я поняла, что не нужно было бросать.

После школы нужно было выбирать профессию, и я определенно хотела получить образование, связанное с искусством. Но остановилась на преподавании иностранных языков по совету родителей и друзей. Я вышла замуж, у меня родился сын, и 20 лет прошли за пределами живописи.

Я работала в школе, затем в университете, занималась исследованиями лингвистики. Диссертация была готова, когда спокойная и распланированная жизнь закончилась. Из-за того, что я заболела, мне создали такие условия, что я вынуждена была бросить работу. Я понятия не имела, что буду делать дома. 

Месяца три я плакала, а потом поняла, что так продолжаться не может. Это шанс для тебя! — сказала я. Ты мечтала рисовать, ну так давай рисуй! Я пошла в художественный магазин и купила краски, кисти и холсты. Я не знала, что краски можно смешивать. Я не хотела испортить холст и написала первую картину на картоне.

Я не знаю, откуда пришло это чувство уверенности в том, что я делаю все правильно. Я находила подтверждение в книгах. Я посмотрела все бесплатные мастер-классы в интернете. Я работала каждый день, и мои картины начали продаваться! В 2013 году у меня было два больших заказа. И тут началась война.

Я думала, что ничего не может быть хуже болезни. Покидая дом, я не знала, увижу ли я свои картины. Я уезжала, а они оставались на стенах. Мне было так больно, как-будто я бросала детей. Этот период был кошмаром. Когда он закончился, я вернулась домой и не могла дождаться, чтобы начать рисовать. 

Но не смогла. Мои руки дрожали. У меня не было ни энергии, ни настроения, ни воздуха для творчества. Наступил долгий период восстановления морального и физического. Но теперь я снова могу сказать: Я — художник! И я благодарна Богу, судьбе и родным за талант и возможность творить! 

Без живописи, без запаха красок и холстов, испачканных в краске рук и мебели я не могу дышать. Я люблю наблюдать за зрителями, которые смотрят на картины. Я хочу знать, что они чувствуют, о чем думают, когда смотрят на мои картины. Да, я дышу живописью! 

И я не муза, я — художник!

Присоединяйтесь ко мне в соцсетях

Pinterest
Instagram